February 18th, 2010

VLT

Юбилейное

День прошел в обсуждении системы управления новым спектрографом и в переобработке наблюдений газовых дисков карликовых галактик. Поэтому о прошедших юбилеях пишу  после полуночи. А вчера исполнилось 70 лет двум астрофизикам, очень разным и очень по разному известным. Но в сумме их характеры и судьбы дают весьма интересный портрет нашей уходящей науки. Итак.

Игорь Дмитриевич Караченцев.  Стоит у истоков отечественной внегалактики вообще, и в нашей обсерватории в частности. Человек, гораздо более известный (да что там - знаменитый!) за рубежом нежели внутри страны. За ним - "контрольный пакет" данных по Местной Вселенной. Уже не раз, обсуждая с коллегами, что-же все-таки является главным вкладом 6-м телескопа в мировую науку (если он есть вообще),   приходил к выводу - это исследования Местной группы, хаббловских потоков и все то, что делал и делает профессор Караченцев. Он никогда не станет даже член-корреспондентом РАН, редко появляется на столичных астрономических сборищах, но авторитет его в мировой науке - куда более важен и ценен. Последняя из миссий челноков к Телескопу Хаббла была, кстати связана с тем, что камера ACS "перетрудилась" и прекратила работать при наблюдениях по его заявке :)
Ну а мой скромный подарок юбиляру - наша совместная статья: arxiv.org/abs/1001.0234 . Хотя и сидим в соседних кабинетах, но за 10 лет - она первая. Надеюсь - не последняя.

Алексей Максимович Фридман. Фигура яркая, энергичная и противоречивая, человек отметившийся во многих областях и разностороннее одаренный. Рассказывают, что будучи  на конференции то ли в Бразилии, то ли в Аргентине он разоружил и лично отвел в участок напавшего  с ножом грабителя. Пишет изумительные стихи, но очень редко их читает и то лишь в узком кругу.  Но при этом "коллекционер госспремий", результаты которого в астрофизике слишком у многих вызывают лишь грустную улыбку. Не буду говорить за то, в чем не участовал, но работать с ним я начал 12 лет назад, и так получилось что именно с ним для меня ассоциируются нетерпимость к чужому мнению, вселенских масштабов себялюбие, отказ  признать собственную неправоту на фоне желания всеми силами получить очередную цацку, формально подтверждающую статус "великого ученого".  С ним ко мне пришло первое разочарование в людях, которым доверял и на поддержку которых рассчитывал. Коллегам, кто не сломался  в противостоянии Фридману, право высказывать свое мнение обходилось  весьма дорого и непросто. За что их и уважаю.  И его юбилейное интервью (www.rg.ru/2010/02/17/fridman.html), к котором затейливо переплетены правда и ложь  - хорошая иллюстрация к портрету этого очень непростого человека.  Прошло уже лет много лет с тех пор, как я выполнил все, что добровольно потому, что больше некому было все госспремию делили, взял на себя  в  "поиске антициклонов в   галактиках". Я ушел из проекта без громкого хлопанья дверью, но работать с Алексеем Максимовичем я больше не стану НИКОГДА. Но человек, правда, интересный.